Выбрать:
   
 

.

Увлекаясь собаками «шоу-класса» мы редко задумываемся (а кое-кто не задумывается вообще) о том, как эти самые шоу, т.е. выставки собак, выглядят со стороны. У меня Чемпион России (Европы, Мира, Балтии, Прибалтики и пр.)! Но чего стоят эти чемпионства? Я решила провести эксперимент: позвонила подруге, которая никогда не была на выставках собак, собак не держала и не держит, и пригласила ее на выставку, поболеть за моих питомцев. После выставки я попросила ее описать свои впечатления. Ольга долго собиралась, но просьбу мою выполнила. Результат меня немного ошарашил. Не со всеми ее утверждениями я согласна, но выводы я для себя соответствующие сделала. И в первую очередь – необходимо менять сам подход к выставке. Подход и организаторов, которые делают «ШОУ», и питомников, которые выставляют своих собак, и хэндлеров, и владельцев. Меня, также как и Ольгу, потряс керри-блю-терьер, сорвавшийся со стола и упавший прямо на голый пол спиной, хозяин этого керри поставил его обратно, затянув получше удавку. Надо что-то менять!
Я помещаю статью без исправлений. И в очередной раз хочу попросить всех читателей -
Остановитесь на мгновение и задумайтесь:
«А что, кроме выставок, щенков, пометов, первых мест во мне осталось человечного?»

Взгляд со стороны…

(©Емельянова Ольга Игоревна, январь 2008
Данная статья публикуется с разрешения автора, все вопросы можно задать автору через администратора сайта info@xolos.info)

В пору моего обломовско-расслабляющего времяпровождения в неохотном предвкушении выхода работать на сессию, чтобы задать студентам жару и показать, где раки зимуют, в последние дни затянувшегося новогодне-рождественского кайфа позвонила мне по-дружески Светлана, моя бывшая однокурсница и нынешняя коллега, да и просто приятная в общении подруга. Собачница до мозга костей, фанатично увлекающаяся «чихами», пообщалась со мной на всякие светские темы, естественно, пересела на свой «конёк», вернее, псиную тему, результатом которой стало приглашение на выставку. Так, они с Серёгой собирались вывезти своих взрослых подопечных и одного бейбика на «Северную Венецию» в ЛенЭкспо. Очень удобно: от меня 3-4 остановки на автобусе. Воскресный день, 20-е число. Прекрасная возможность увидеться, пообщаться, провести время за пределами четырёх стен и разнообразие в жизни как контраст ко всему этому сонно-едально-питьевому подарочному гостевому периоду уже почти без копейки денег в кармане под конец. Очень на руку было, что вход бесплатный. А ещё, как мне казалось, какая возможность посмотреть скопление разнопородных четвероногих преданных питомцев и насладиться роскошеством собачьего шоу. Любопытство очень брало вверх, ведь в доме, исходя из вкусовых предпочтений самой, всегда были и есть лишь кошки. Согласилась пойти. Договорились «толпу создать» в 16:30, когда начнётся ринг чихуахуа. Осталось ждать пару-тройку дней до воскресенья, чтобы потом в понедельник после такого впечатляющего отдыха выйти на работу.

Утро воскресенья выдалось очень загруженным так, что постоянно свербела мысль, успеть бы ко времени на выставку. В ракетно-скоростном темпе выполнялся план дня, и вот, вся в «мыле», но своевременно явилась в третий павильон. В суматохе стала пробиваться сквозь хаотично разгуливающих хозяев с собаками, сотрудников ЛенЭкспо, обслуживающий персонал, судей-экспертов в поисках знакомых лиц. На удивление трудно было найти Свету и Сергея, явно нелилипутской внешности людей, в таком вавилонском столпотворении. Сразу бросилась в глаза одна отличительная особенность, причина которой ещё не была ясна для меня. На выставке все «свои», собачники, и нет пришлых, праздно шатающихся как я. Походило на корпоративный междусобойчик. Вывод? Или все зеваки и ценители надежды завести щенка в доме растворились уже к вечеру. Или…народ пришёл просто себя показать, на других посмотреть, словно не насмотрелись друг на друга на форумах, в питомниках, в собачьих салонах и зоомагазинах.
Шум, гам, мелькание туда-сюда, иногда в одиночку, но «гордо неся буйную голову свою», словно желая сказать присутствующим: «Да мы тут только, чтоб Вам нос утереть. И вообще, мы на всём этом деле «собаку съели»…(ощущение возникает, что съели и в переносном, и в прямом смысле слова)». Часто рядом с хозяевами мелькали и те самые собачки, которых «съели» или собирались «съесть». Ну, об этом позже. Круговорот меня захлестнул: хотелось и друзей найти, и не пропустить самое интересное, и на всё посмотреть, и набраться впечатлений, и пофотографировать – разве даром что тащила фотоаппарат?
Углядела, наконец, Сергея и пошла в его направлении. Вот и Светлана с кем-то поодаль беседует. Все заняты, все при деле. Выражение лиц у всех преисполнено чувством повышенного собственного достоинства и этакой хозяйской удали. Вещи были оставлены в углу в стороне. Лежали на пластиковой закрытой клетке и на переноске. Переноска ходила ходуном, приведённая в движение её обитателем. Из клетки раздавались повизгивания и потявкивания. Потом уже выяснилось, что на выставку взяли трёх кобелей из питомника и Мачо, юное симпатичное создание, удавшееся в папочку Рудика, 4х месяцев от роду, на которого делались «ставки». Растерялась. Огляделась. Ох, и какие же все важные и деловые!

Между тем ринг откладывался, и народ бесцельно с самым занятым видом прогуливался туда-сюда, в тысячу первый раз обговаривая свои возможные взаимоотношения, устанавливая контакты, обсуждая всё то, что ни раз обсуждалось в Интернет-разговорах, важно кивая головами, хвастаясь питомцами, меняя взгляд на собеседника с понимающего на снисходительный, с дипломатически дружелюбного до высокомерного. В это время минуты ожидания тянулись как часы, дни, недели. Как я понимала тех, ради кого будто бы собрались все эти самодовольные рожи! Сидеть здесь сутки в замкнутом пространстве, в толчее?! Когда ни побегать, ни порезвиться, ни поспать, ни поесть толком, ни мало-мальски выгуляться. Вокруг суматоха, шум, топот, запахи, эмоции, напряжение, конкуренция, адреналин, товарищи по несчастью, утомлённые, изголодавшиеся, в панике и в отчаянии, со взглядом безысходности и рабского смирения. Лай, скулёж, перемежающиеся человеческими голосами, провоцируют такой же лай и скулёж по соседству. Одновременно с этим «рачительные» хозяева, заботящиеся будто бы о славе и успехах своих питомцев, а на самом деле о себе любимых, беседуют, прогуливаются, выходят покурить. У некоторых накрыты раскладные столики с яствами сродни новогоднему меню: жареные куриные окорочка, бутерброды с красной икрой и сёмгой, с копчёной колбасой, буженина, салаты, конфеты, чай, кофе, соки, а у кого-то и пиво или что покрепче. Мини застолья сопровождаются смехом и разговорами.
Неподалёку такая компашка. Их человек 6-7, рядом высоченные переноски, на которые небрежно набросан привезённый с собой скарб. Внутри явно не той-пудели. Собак не видно, но по метанию теней сквозь чёрную сеточку чёрной переноски становится понятно, что там две среднего размера собаки, причём помещённые в очевидную тесноту. Наверняка сидят давно. Один пёс, судя по безмолвию и очертаниям забившегося в угол комочка, скорее всего настолько уже измучился и устал, что влип всем телом в эту свою сторону переноски и готов раствориться в ней, превратившись в кусок её ткани, нет, в тряпку, в которую, по сути, и превращён хозяевами, алчущими наград и побед в выставке. Его сосед, наверное, другого характера и темперамента. Мечется из стороны в сторону, пихая боками ткань переноски, так как взад-вперёд это просто невозможно физически из-за карцерных размеров сумки; тычется носом в тот бок своей камеры узника, в который вшита молния и который является выходом на желанную свободу; скребёт коготочками и жалобно поскуливает. Перед его носом, точнее, перед переноской, там, куда утыкается его нос, стоит раскладной стол. Вокруг стола ещё такие же стулья, клетка. Места заняты людьми. На столе как раз бутылка вина и та самая курочка с аппетитной прожаренной корочкой. Люди едят, нет, пожирают довольно курицу, отрывая мясо с костями и запихивая масляными пальцами в масляный рот. В глазах полное бездушие, самодовольство, жажда до жратвы (именно! а не до пищи). Из переноски скулёж нарастает. «Бунтарь» старательно пытается выбраться, чтоб размять затёкшие лапки. Напрасно. Увы, молния застёгнута наглухо, а бортики переноски прочно прошиты. Но мятежник по-прежнему не сдаёт свои позиции. От группы пожирателей курицы отделяется молодая разъярённая девица, быстрыми шагами подходит к переноске и злобно-командным голосом гавкает: «Эй, что там? В чём дело, я сказала?» Скулёж и рвение к свободе в переноске не утихают; даже увеличиваются, ведь пёс, заслышав голос хозяйки, по-собачьи преданный, думает, что она, его кормилица и любимица, выпустит его наружу, пожалеет. Зря думает. «Любящая» хозяйка начинает размашисто бить кулаком по стенке переноски, продолжая тем же злым голосом: «Я сказала прекратить! Я кому велела? Сядь и заткнись! Сейчас же! Чтоб тихо сидели, ясно?! А то устрою вам!» Узник покорно затихает и так же, как и его приятель, усаживается тихонечко в «камере пыток», вжимаясь в стенку. Довольная поведением «любимца», хозяйка уходит продолжить набивание желудка. Несколько минут безмолвия, спустя которые «непокорный узник» начинает еле-еле слышно поскуливать, причём так тоскливо и обречённо, что у меня самой наступает состояние тоски и обречённости. И с ужасом думаю, как бы не услышала «добрая и любящая» хозяйка, страждущая за счёт своего любимца снискать себе славу среди ей подобных.

Одновременно с этим успеваю наблюдать другие эпизоды. Светка моя вытаскивает на дорожки попеременно то Рудика, то Блэки, то обоих, то малыша Мачо, пытаясь их настроить на выполнение тех необходимых заданий, требуемых при участии в выставке. Малыш бежит, упирается, крутится, скулит, даже вырваться пытается. Надо отдать должное, Света очень заботливо и действительно по-доброму относится к этим «трюкам». Нет, это не от субъективности. Я б не стала просто общаться и сближаться с человеком, который не по-божески относится к животным. Помню, как на кафедре, где мы обе работаем, Светлана в разговоре с другой коллегой-собачницей даже слегка повздорила, стараясь не доводить до скандала, когда та рьяно и убеждённо отстаивала правомерность избиения собаки в случае собачьей провинности, ссылаясь на свой немалый опыт держания собак в доме, причём не одной, а очень многих, и разных пород, преимущественно крупных.… Да, соглашусь, эта же моя добрая Светка тоже не слишком-то гуманно вытащила ребёнка впервые, да и взрослых собак не впервые на выставку. Им-то, собакам, это не нужно, ясно как Божий день. Тем не менее, осталось порадоваться, что они с Сергеем не приехали ни свет, ни заря, а примерно в 15:30; что не стучат кулаками и не гавкают по-барбосьи на своих маленьких чихуахуа за то, что тем плохо и неуютно в этом огромном павильоне среди этого хаоса; и не жрут (снова повторю, не жрут) курицу за удобным столом, в то время как их питомцы измученно сидят битком в переноске весь день…
Вокруг полно таких же участников со своими подопечными. Они также бегают, водят туда-сюда, ставят четвероногих в стоечку.

По соседству мини салон красоты ши-тцу: расчёски, щётки, флаконы, украшения, бантики и прочие аксессуары для создания невероятной божественности и собачьей сексапильности. «Модели» замерли покорно в руках «стилистов», коих тоже целая толпа. Длинная шерсть-волосы свисает до пят, закрывая полностью глаза, мордашки. Интересно, как они видят, дышат в таком состоянии? «Стилисты» накручивают хвостики на голове «моделей», косички, расчёсывают и приглаживают локоны раз по тысячу. Послышался резкий парфюмерный запах. Что это? Оказывается, собачек лаком для волос поливают. Казалось бы, красота! Стильно, экстраординарно. Никто не орёт, за ринговку не дёргает нетерпеливо, кулаком злобно по переноске не стучит. Да, вот, если задуматься? Удобно ли и комфортно им с такими волосками, да ещё намеренно зачёсанными густо вниз? Нравится ли им стоять долгими минутами, а то и часами (представляю, сколько их дома предварительно чесали!), терпя все эти манипуляции? Да ещё в этой атмосфере! А лак? В природе животные вылизываются. Неужто эти бедолаги потом будут слизывать то обилие парфюмерной химии, которое выливалось на них литрами? Мда, тяжело.
Отвернулась. Стараюсь не думать. Наблюдаю за Светланой и «чихами». Иногда что-то снимаю на цифровик. Напряжение ожидания возрастает. В результате, вместо 16:30 ринг начался спустя час, а то и чуть поболе, примерно в 17:45.

Вот, думалось, начнётся. Оно! Выведут собачек, покажут экспертам. Торжественное шествование. Ан, нет. И здесь наблюдается картина, не слишком радующая глаз. Сцены как на невольничьем рынке, где торговцы предъявляют, а покупатели деловито осматривают товар. То в зубы смотрят, шаря своими руками бесцеремонно в пасти. Господа, а вам засунь руки в рот? Как вам? Вы к стомотологу-то боитесь идти и с отвращением рассказываете, как приходится сидеть с разинутым ртом, а врач лазает в рот. А потом стоечки. За грудку и хвостик придерживая, придав ему вертикальное положение, на собак смотрят. Расставляют им лапы как положено. Потом хозяева бегают по дорожкам, таская за собой своих Фараонов, Рудиков, Рексов, Баранов. И снова перенесу на ваши дражайшие персоны. А теперь представьте, на невольничьем рынке обшарили вам зубы, подёргали за руки и ноги, за волосы, а то и за что ещё другое (не буду углубляться в мускулинные анатомические особенности); а потом после целого дня вашего нахождения на этом рынке заставили проскакать рысью, оценивая многозначительным взглядом со стороны. При этом вы же помните, что до этого момента не в первый раз в течение дня так скачите…
Ну, что-то я отвлеклась. Итак, конец. Перерыв. Скоро бест-ин-шоу. Время расслабиться. Только для кого? Для измученных питомцев? Нет. Для конкурсантов всё повторяется по новому кругу. Это своеобразная подготовка к бест-ин-шоу. На сей раз в толпе собаководов, собравшихся вокруг центрального ринга, уже делаются чуть ли не ставки, кто выиграет, кто какое место займёт, у кого качества лучше. Одновременно «грязью поливаются» конкуренты. И делается это не шёпотом в приватном разговоре с сестрой или мужем, а нарочито полушёпотом или вслух. Мол, пусть слышат и знают, что тут думают. По заведённой уже традиции, бест-шоу тоже запаздывает с началом. Впоследствии выяснится, что не все судьи на него явились, так как кто-то уже ушёл. А сейчас, пользуясь задержкой во времени, хозяева снова «поддерживают в форме» участников: снова пробежки, причёски и прочее.

Я смогла наблюдать очередную сцену «милости и любезных отношений». Молодой мужчина вышагивал по дорожкам с бассетом. В какой-то момент бассету, видно, стало невтерпёж, и вот, кучка прямо на дорожке. Хозяин сразу поднимает шум, переполох, выкрикивая в воздух эмоциональные выражения; зовёт жену, отчитывает её, особенно акцентируя её внимание на том, что час назад она вроде бы выгуливала пса, а это должно было быть тщательно сделано, чтоб не было подобных последствий. Разбирательство продолжается. Женщина несётся с новым рулоном туалетной бумаги, убирает «содеянное». Хозяева уводят с дорожки растерянного бассета, который понимает, что сотворил что-то неправомерное. Проходят мимо меня, и я вздрагиваю от явственно змеиного шипения жены на ухо мужа: «Это только наш идиот мог сделать такое! У всех нормальные, а у нас придурок». Я еле сдержалась. Так и хотелось ей втолковать, кто в этой ситуации идиот и придурок.
Бест-шоу описывать не буду. Самое основное я уже рассказала. Во всём остальном новизны не присутствовало.

С удовольствием (что наконец-то всё) уходила со Светланой и Серёгой и всеми питомцами с этого шабаша. Пошли ко мне пить чай.

Под конец повествования хочется спросить: хотите ли Вы оказаться на месте Вашего пса? Хотите ли, например, чтоб Вас плотно накормили, напоили, а потом заставили терпеть? Хотите ли, чтоб Вас заживо заперли в камере размером с гроб?.. Список вопросов могу продолжить. Кстати, с большой радостью вспоминаю милые эпизоды, когда псы, тренируемые на рингах, иногда подходили к табличкам 1, 2, 3, обозначающим соответствующие места в конкурсе, и уверенно прыскали на них. Таких сцен успела увидеть не одну. Так я с ними солидарна: «*сать на ваши все места и дебильные конкурсы и выставки, приносящие выгоду и славу лишь вам». Таков же и мой ответ вам на весь ваш фарс, «любители собак».

 
.      
     
     
     
     
.      
.      
     
     
 
   
.
.
 
 

Выбрать: